Корыстью необузданной влеком,
Вор молодой в чужой забрался дом.
И чтобы впредь нужды ему не знать, 
Чужим добром мешок стал набивать.
Бесцеремонно шаря в доме том,
Нашел кувшин серебряный с вином.
В котором для воров – а кто им рад?
– Хозяин растворил смертельный яд.

Богатство и вино! Веками вы
Неопытных лишали головы!
И вор, ведомый жадностью, не смог
Сдержать соблазн и сделал шаг в силок:
Бессовестно зарвавшийся простак
Находку посчитал за добрый знак
И зелья, как воды в жару, хватил,
Вскричал и на пол грохнулся без сил.

Что понял он в последний жизни миг?
Какую боль вместил предсмертный крик?
Быть может, если б снова жизнь начать,
Не стал он на чужое посягать…

© Дмитрий Колганов